Home » Karl Marx Quotes » por el ruso: ЛЮБОВЬ. К. МАРКС И Ф. ЭНГЕЛЬС СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО

por el ruso: ЛЮБОВЬ. К. МАРКС И Ф. ЭНГЕЛЬС СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО

ЛЮБОВЬ

Чтобы достичь полного «спокойствия познавания», критическая критика прежде всего
должна постараться разделаться с любовью. Любовь — это страсть, а для спокойствия позна-
вания нет ничего более опасного чем страсть. Поэтому в связи с романами г-жи фон Паль-
цов, которые, по уверению г-на Эдгара, «основательно изучены им», он преодолевает «ребя-
чество, называемое любовью». Любовь—это ужас и страшилище. Она вызывает у критиче-
ской критики злость, разлитие жёлчи и чуть ли не умопомрачение.
«Любовь… есть жестокая богиня, которая, как и всякое божество, стремится завладеть всем человеком и не
удовлетворяется до тех пор, пока человек не отдаст ей не только свою душу, но и своё физическое «я». Её
культ, это — страдание, вершина этого культа — самопожертвование, самоубийство».
Чтобы превратить любовь в «Молоха», в воплощённого дьявола, г-н Эдгар превращает её
предварительно в богиню. Став богиней, т. е. предметом теологии, любовь, разумеется, под-
лежит теологической критике; да и помимо того бог и дьявол, как известно, не далеки друг
от друга. Г-н Эдгар превращает любовь в «богиню», и притом в «жестокую богиню», тем,
что из любящего человека, из любви человека он делает человека любви, — тем, что он отде-
ляет от человека «любовь» как особую сущность и, как таковую, наделяет её самостоятель-
ным бытием. Посредством такого простого процесса, посредством такого превращения пре-
диката в субъект можно все присущие человеку определения и проявления критически пре-
образовать в фантастические отдельные существа и в самоотчуждения человеческой
сущности.

Если спокойствие познавания в действительном человеке не обретает предмета, то зато в
человечестве оно обретает дело. Критическая любовь «больше всего остерегается из-за
личности забыть дело, которое есть не что иное, как дело человечества». Некритическая же
любовь не отделяет человечества от индивидуального человека, от личности.

«Сама по себе любовь, как абстрактная страсть, неведомо откуда пришедшая и неведомо куда уходящая, не обладает интересом к внутреннему развитию».

В глазах спокойствия познавания любовь есть абстрактная страсть, согласно спекулятив-
ному словоупотреблению, называющему конкретное абстрактным, а абстрактное конкрет-
ным.

Любовная страсть не обладает интересом к внутреннему развитию, потому что она не мо-
жет быть сконструирована a priori, потому что её развитие есть действительное развитие,
происходящее в чувственном мире и среди действительных индивидуумов.

Add a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *